Пиринговая экономика без фиата

0 0

Выйдя из лаборатории в большой мир, Биткойн немедленно столкнулся с сопротивлением, причем, если сторонниками криптовалюты являются в основном индивидуумы, то противостоят ему государственные структуры, располагающие тяжелой артиллерией законодательства и аппаратов по обеспечению исполнения законов и приказов.

Еще одним отличием между сторонниками и противниками криптовалют является то, что романтическим настроениям людей, принявших идею интернет-денег, противостоит прагматизм социально-экономических структур, которым определенно есть что терять в случае широкого распространения криптовалют.

Безусловным лидером кластера цифровых денег нового поколения является биткойн, но его позиция лидера отражает всего лишь право первого среди равных. В плане борьбы за существование, криптовалюты, использующие пиринговую технологию и имеющие в своей основе децентрализованную эмиссию, основанную на криптоалгоритмах, следует рассматривать единым блоком. Сегодня во главе клина стоит биткойн, с именем которого связаны наиболее знаковые события, но все победы и поражения биткойна распространяются также и на остальные родственные ему криптовалюты.

Если шагнуть в мыслях чуть за границу сегодняшней реальности и представить себе мир, в котором уже существует криптоэкономика, как вариант, наряду и параллельно с обычной, то, возможно, удастся увидеть, как она зарождалась и проходила стадию становления.

Как мы уже однажды выяснили, криптовалюта имеет два основных источника стоимости — богатства, переходящие под контроль биткойна, уводимые им из-под номинальной власти фиатных денег, т.е. за счет отбора стоимости у фиата, и растущая с расширением биткойн инфраструктуры потребительская стоимость криптовалюты, отражающаяся в первую очередь в стоимости биткойна как инвестиционного товара.

Оставим за рамками вопросы первичного набора стоимости и споры о том, что было сначала — поверили ли люди в инвестиционную привлекательность криптовалюты, рассмотрев в биткойне блеск цифровых бриллиантов, или перенесли в биткойны расчеты за пиццу, и тем запустили процесс набора стоимости. Будущие криптоэкономисты-теоретики нам потом расскажут, как оно на самом деле было.

Сейчас важнее то, что первичная капитализация уже произошла и момент старта остался позади. Биткойн имеет цену и стоит миллиарды. Эти миллиарды еще недостаточная сумма, чтобы взять под контроль сколь-либо существенную часть мировой экономики, но уже вполне наглядны, чтобы представить себе небольшую, но вполне функциональную криптоэкономику в самом ближайшем будущем.

Когда-нибудь

Начнем визуализацию модели из абсолютной точки, отнесенной в неопределенное будущее — фиат остался в прошлом, единственные деньги, обслуживающие мировую экономику — криптовалюта биткойн. Форки существуют и развиваются, но для простоты умозрительной конструкции их не учитываем. Политическую и социальную стороны жизни также не трогаем, фокус только на экономических процессах.

Все ценности и цены номинированы в биткойн, трудовые и прочие доходы люди получают в единицах криптовалюты, в биткойнах же собираются налоги на общественные нужды. Представить себе такую картинку достаточно просто и, если отбросить беспокойство о том, как удалось прийти к такому состоянию системы, модель получается простой и непротиворечивой.

Послезавтра

Делаем шаг назад, отматываем пленку до момента, когда национальные деньги еще присутствуют в обороте и параллельно существуют криптоэкономика и экономика фиата. Фиатные деньги обслуживают потребности государств, в них уплачиваются налоги и выплачиваются зарплаты, имеющие источником государственный бюджет. Госзакупки также осуществляются в национальных валютах.

Коммерческий сектор почти полностью перешел на расчеты в биткойнах. Закупки, продажи, зарплаты — все, кроме мостиков стыковки с государственными структурами, обслуживается криптовалютой. Частные расчеты людей между собой и в коммерческом секторе также производятся в биткойнах, но для оплаты госуслуг — пошлины, регистрационные сборы и прочее, криптовалюта обменивается на национальные деньги.

Конфликтными зонами являются медицинские, образовательные и прочие государственные учреждения, финансирование которых продолжается фиатными деньгами, а на расходы — метлы, мебель, коммунальные услуги — требуется криптовалюта. Государство настаивает на исключительном использовании фиата для этих целей, но найти поставщика товаров за фиат по рыночной цене становится все сложнее.

Руководителям государственных предприятий приходится выкручиваться, вести двойную бухгалтерию, перекачивать в криптовалютные фонды фиат через серые схемы или платить завышенную цену поставщикам, готовым получать оплату в фиатных деньгах. В целом ничего нового — вузы, больницы, театры, другие госучреждения и сегодня живут примерно в такой же ситуации, только вместо криптовалюты используется наличка черной кассы, поступающая, например, от аренды простаивающих помещений или оборудования.

Завтра

Еще отматываем назад и попадаем в момент перехода коммерческого сектора на расчеты в криптовалютах. Инфраструктура обслуживания расчетов уже существует, и ее мощности нарастают, благо ничего сложного не требуется — быстрый обмен в фиат и обратно, конвертация на лету через буферные фонды, связанные с биржами, страхование рисков волатильности.

Сложности взаимоотношений с государственными органами, по большому счету, остались позади, но периодически приходится доказывать, что не верблюд и вести сложный и запутанный учет операций с биткойнами, избавляющий от претензий в ведении нелегальной деятельности. Нарастающий объем операций, требующих внимания со стороны контролирующих органов, снижает эффективность контроля и коммерсанты все чаще сталкиваются с формальным отношением проверяющих.

Общая ситуация напоминает НЭП-овскую вольницу, особенно по сравнению с недавними временами тотального контроля и еще более ранним периодом запретов. Ослабление режима оборота криптовалют происходило постепенно, по мере освоения методов обхода запретов и осознания невозможности эффективного законодательного ограничения.

Почти сегодня

После запрета биткойн и объявления операций с ним незаконными, бизнес взял небольшой тайм-аут и родил схему работы с производными криптовалюты, отнести которые к средствам финансирования нелегальной деятельности оказалось сложнее, чем признать их цифровой формой ценных бумаг, оборот которых был достаточно подробно прописан в законодательстве.

Своеобразными деривативами биткойна для потребностей частных лиц стали в тот период подарочные сертификаты, продаваемые в массовом порядке за фиат и имевшие широкий спектр применения для расчетов в сети. Собственно, идея была не новая, но информационный бум, вызванный спорами о криптовалютах и запретом некоторыми национальными правительствами биткойна на том основании, что он является денежным суррогатом, привлекли внимание предпринимателей к тем формам денежных суррогатов, против которых правительства ничего не имели.

Следующим шагом стал прием некоторых видов подарочных сертификатов зарубежными интернет-ресурсами в обмен на биткойны. В частности, одним из наиболее удобных денежных суррогатов для покупки биткойна стали подарочные банковские карты. Выпускаемые банками неименные карты систем Visa и MasterCard, относящиеся к разряду подарочных продуктов, стали чрезвычайно популярны для целей покупки биткойнов, поскольку обеспечивали требуемую анонимность покупателя.

Мы постепенно привыкли к высокой и всё увеличивающейся концентрации событий на биткойн рынках, которые каждый день радуют и огорчают, роняют и подбрасывают курс самой популярной криптовалюты, но если посмотреть на сегодняшний день из «позавчера», то текущее состояние дел покажется едва ли не большим чудом, чем ситуация описанная в разделе «послезавтра».

Автор: DZiNTRO

Источник: bitnovosti.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Яндекс.Метрика